ЗАОНЕЖЬЕ

Великая Губа
(ок. 80 км к Северо-Востоку от Петрозаводска)
Это одно из крупнейших сел Заонежья. В центре него когда-то располагался погост с церковью, длинные ряды изб тянутся вдоль изкого берега. За последние не-колько лет село выросло, многие с ма переделаны. Сохранилось лишь несколько старинных построек. Если по главной улице пройти в дальний конец села, к западу, то можно увидеть несколько старых изб. Дом Горневых (сер. XIX в.) привлекает нарядными фасадами жилой части и приветливым обликом. Соседняя изба, слегка искаженная стандартными новыми крыльцами, выглядит торжественно благодаря красоте фигурных наличников, напоминающих декор дома Ошевнева, и богатому убранству светелки.
 
Усть-Яндома
(8 км к югу от Великой Губы) На берегу озера среди каменных глыб и высоких елей стоит одна из самых старых заонежских часовен Георгия Победоносца (XVII-XVIII). На первый взгляд она мало отличается от кижских часовен: одноглавая, с шатровой звонницей. Но ее колокольня крупнее, а в ограде, сложенной из больших валунов, сделаны миниатюрные деревянные воротца. От них идет тропинка к крыльцу. Над лестницей устроен навес, который поддерживают резные столбы, а над верхней площадкой -Двускатная крыша. Большие свесы фовель подчеркивают миниатюрность ворот и крыльца.
 
Типиницы
     (Ок. 20 км к юго-востоку от Веской Губы)
 Здесь сохранилась одна из самых моментальных построек Заонежья -знесенская церковь (1781, перестроена в 1829-1830). К основной храма примыкает обширная трапезная, а к ней, в свою очередь, колокольня. С запада пристроено обширное крыльцо. Устремленная ввысь звонница, высокая крыша трапезной и мощный шатер контрастируют с низким навесом над входом и невысоким крыльцом. Особенность церкви - ее высокое основание (подклет), которое придает сооружению внушительность. Подклет заметен еще снаружи - хотя бы по тому, как высоко расположены окна. Интересная деталь - старинные маленькие, почти квадратные окошки, сохранившиеся кое-где рядом с более поздними широкими окнами. В церковном зодчестве оконные проемы и наличники часто были единственным украшением глухих бревенчатых стен. Малыми размерами и простым обрамлением они подчеркивали мощь и тяжесть сруба.
Внутри церкви сохранились золоченые резные врата иконостаса. Их сложная форма и крупная резьба напоминают мотивы барокко XVIII в.
     В церкви найдены иконы XVII в., сейчас они хранятся в различных музеях. Эти иконы отличаются яркостью и красочностью. На многих из них сохранились надписи, сообщающие, что выполнены они именно в Типиницах. Два памятника - «Никола Можайский с житием» (1667) и «Параскева Пятница с житием» (1660) - так похожи по стилю, что могли быть созданы только в одной мастерской и, возможно, одним художником. Напрашивается вывод, что уже в XVII в. село было значительным художественным центром со своей иконописной мастерской.
 
Тамбицы
     (ок. 10 км к востоку от Типиниц)
Тамбицы - большое село на берегу Онежского озера. Здесь можно осмотреть Никольскую церковь (XVII). Это небольшая церковь с двускатным покрытием, шатровая звонница невысока. Здание искажено тесовой обшивкой, побеленной «под штукатурку». Тамбицкая церковь относится к числу построек, которые составляют своего рода переходное звено между монументальными храмами погостов и скромными деревенскими часовнями.
     Внутреннее убранство Никольской церкви не сохранилось. Иконы перевезены в Кижи и составляют основу реконструированного иконостаса кижской Покровской церкви.
 
Яндомозеро
     (ок. 5 км к востоку от Великой Губы)
     Яндомозеро - узкое длинное озеро, по берегу которого вытянулась группа деревень, почти сросшаяся друг с другом и унаследовавшая название озера. Длинная деревенская улица ведет к погосту со знаменитой Вар-варинской церковью (1650). Она похожа на Вознесенскую церковь в Типиницах: та же главная часть с шатром, длинная трапезная, переход и звонница. Но у нее иные пропорции: главный шатер и колокольня гораздо дальше отстоят друг от друга, поэтому звонница выглядит самостоятельной деталью, а не пристройкой. Нет высокого подклета, отчего сильнее контраст между огромными шатрами и низкой трапезной. Два крылечка ведущих с юга и севера к сеням трапезной.
     У Варваринской церкви есть еще одно отличие. При реставра ции в XX в. с нее сняли позднюю тесовую обшивку и обнажили древние бревенчатые срубы с л, живой и неровной поверхностью Становится ясно, какую огромную роль в северном зодчестве играла фактура дерева: она была однойщ важнейших деталей архитектурного образа церкви.
     Строгость облика Варваринской церкви подчеркивает неяркий ян. домозерский пейзаж - свинцовые волны озера и старые березы, рас. тущие у крыльца.

Вёгорукса
(ок. 10 км к западу от Великой Губы)
     Вёгорукса - одно из самых древни сел в Заонежье. В XV в. оно принадлежало богатому новгородскому боярину Ф. Глухову. К XVI в. здесь существовало уже несколько деревень, объединенных под общим именем. Вёгорукса была важным пунктом на древнем пути из Новгорода к Белому морю. На корабляхи Шуи плыли по Онежскому озеру в Вёгоруксу, а отсюда двигались уже посуху к Великой Губе и дальшена север. Поэтому здешняя церковь была не только культовым сооружением, но и своеобразным маяко» для кораблей.
     Нынешняя Никольская церковь появилась приблизительно в XVII-XVIII вв., сменив более ранние постройки. Ее маленькая главка пятигранная апсида и обширная трапезная типичны для заонежского  зодчества. Однако нигде в Заонежье нет столь внушительной мощной звонницы. Она господствует я» церковью, именно благодаря ей й$ ковь приобрела значение маль* видного за много километров. .
     Интерьер церкви поражает бл ком, великолепием, декоративной ценностью. Резной иконостас яоские врата сверкают позолотой. На стенах много икон, «небо» украшено росписью, органично сочетающейся с простыми деревянными стенами.
     В помещении Никольской церкви нашли несколько древних икон 14-15 вв. 0ни находились не в большом иконостасе, а на стене трапезной. Вероятно, эти образы стались от более ранних здешних церквей, и их перенесли в новую постройку. Самая ранняя из икон - «Апостол Петр», написанная в 14 или нач. 15 в. местным мастером. Среди обнаруженных произведений есть и работа новгородского художника 15 в.: икона с изображением Богоматери и трех святых. Она составляла среднюю часть небольшого трехстворчатого складня, какие в старину, видимо, брали с собой в дорогу. Ее могли привезти сюда еще в «новгородское» время.
 
Сёлецкое
(ок. 15 км к северо-западу от Великой Губы)
     В Сёлецком интересна Дмитриевская часовня (XVIII). Двойной уступ кровли, невысокая трапезная и изящная звонница типичны для часовен окрестных деревень. Однако в селецкой есть необычные детали - крутой повал восьмерика звонницы, резные доски на фронтонах и гребне кровли. Иконостас Церкви был скромен и состоял из Двух ярусов, чем резко отличался от грандиозных многорядных иконостасов больших церквей. Сейчас он хранится в петрозаводском Музее изобразительных искусств.
     Вблизи часовни стоит одна из любопытных сёлецких изб. Фасады ее жилой части напоминают провинциальный усадебный дом. Композиции главного фасада и изящном декоре чувствуются отголоски позднего классицизма. Тесовая  обшивка фасадов образу нейтральный фон, на котором четко выделяются декоративные детали: строгие наличники, горизонтальный фриз из досок «елочкой», резные доски-«гирлянды», все это характерно для каменной архитектуры. Простой бревенчатый сруб двора, объединенный общей крышей с жилой частью, возвращает зрителя в суровый мир северного деревенского зодчества.
 
Космозеро
     (ок. 10 км в северу от Великой Губы)
     Село впервые упоминается в документах в XVI в. в числе других деревень Спасского Кижского погоста. K XVIII в. оно стало центром большой округи. С того времени сохранилась Успенская церковь (1720) со стройным шатром, стоящим на сравнительно невысоком восьмиграннике. Это здание - единственное, что осталось от архитектурного ансамбля XVIII в. Рядом с зимней Успенской церковью некогда стояла летняя, тоже шатровая церковь Александра Свирского(1770) и колокольня.Эти сооружения составляли красивейший комплекс, который мог соперничать с самыми известными архитектурными ансамблями Севера.

Толвуя
     (ок. 25 км к северо-востоку от Великой Губы)
     Это селение впервые встречается в документах под 1375 г. В начале XVII в. здесь существовал Толвуйский погост, вокруг которого на 60 верст располагались деревни. Церквей в погосте было три, две из которых - Георгиевская и Троицкая - стояли в Толвуе, а третья - Рождества Богородицы -находилась за Повенецким заливом. Эти церкви не сохранились, однако на месте деревянной Георгиевской церкви в 1869 г. возвели каменную, а на месте Троицкой, сгоревшей в 72 1893 г., в начале XX в. построили часовню в честь Трехсотлетия дома Романовых.
     Неподалеку от Толвуи можно осмотреть источник «Царицын ключ» (35-й км дороги на Медвежьегорск), с которым связана интересная история.
     Вступивший на престол Борис Годунов опасался за свою судьбу и решил избавиться от возможных соперников, особенно от влиятельных бояр Романовых. Он отправил их в ссылку на российские окраины. Тогда-то, в 1601 г., и оказалась в заточении боярыня Аксинья Ивановна Романова, жена Федора Никитича Романова, сосланного в Антониев Сийский монастырь (в 150 км от Архангельска). Ее поместили в Толвуе и насильно постригли в монахини. От переживаний тридцатилетняя боярыня заболела эпилепсией. Жители Толвуи и соседних Челмуж, полюбившие инокиню и называвшие ее не иначе как «царица», указали ей близкий к погост) целебный источник. Марфа не забыла доброго отношения крестьян-после воцарения ее сына Михаил3 (1613) их наградили небольшими земельными владениями.
     С тех пор за источником закре пилось название «Царицын ключ». Вода из него обладает сильным успокаивающим эффектом. Правда, местные жители говорят, что источник иссякает и с каждым годом дает все меньше целебной воды.
 
Палеостровские самосожжения
     Церковный раскол XVII в. - одна из самых трагических страниц русской истории. Реформа патриарха Никона затрагивала на первый взгляд лишь внешние, обрядовые стороны культа, но проводилась с аким размахом и неукротимостью, что прибрела больше противников, чем сторонников. Среди крестьян заонежских погостов протест против реформы нашел особенно сильный отклик. Привычные к патриархальным жизненным и религиозным нормам, они примыкали к расколу, расценивая реформу как причину своих несчастий и нищеты. Очевидно, поэтому приютом для старообрядцев, чудом спасшихся от разгрома в Соловецком монастыре, стал Палеостров.
     Раскольники стекались сюда сотнями, преследуемые отрядами вооруженных царских солдат. Зимой 1687 г. началась осада монастыря: неделю осажденные сидели без воды и пищи. Когда войска ворвались в обитель, раскольники укрылись в церкви. Чтобы никто не мог туда попасть, они сломали ступени высокого крыльца и подняли переносные лестницы. Солдаты стреляли по церкви в упор, затем бросились на штурм, секли деревянные стены топорами. Поражение раскольников было неминуемо. И вдруг церковь загорелась. Огонь мгновенно охватил здание, пылающие бревна рухнули и погребли под собой осажденных. Старообрядческая легенда гласит, что от сотрясения упали свечи, возожженные перед иконами. Но, скорее всего, здание подожгли сами раскольники: они предпочли смерть, открьшавшую «путь к вечному блаженству», чем уподобили себя библейским отрокам, погибшим за веру в «пещи огненной».
 
Остров Палей
     (6 км к северу от Толвуи)
     На острове Палей некогда стоял Палеостровский монастырь. По преданию, его основал в XII в. инок Корнилий, уроженец Пскова, живший в пещере меж каменных глыб, а впоследствии на том месте появились монастырские здания. Легенда не подтверждена документально, но монастырь, действительно, один из Древнейших в крае - в начале XV в. он уже существовал. Точно известно, что там жил инок Зосима, будущий основатель Соловецкого монастыря. к концу XVI в. монастырь разросего облик, судя по описаниям, был внушителен для этих мест три церкви, жилые и хозяйственные постройки, прочная ограда. В Смутное время обитель разорили, и она почти обезлюдела. К середине XVII в. ее восстановили, однако спокойной жизни она все равно не видела: монастырь дважды захватывали раскольники, а в конце 1680-х здесь произошли массовые раскольнические самосожжения. В пожарах погибли все древние монастырские здания. В конце XVIII - начале XIX в. обитель отстроили заново. В 1795 г. возвели деревянную церковь Ефрема Сирина, а в 1820-х гг. - каменный собор Рождества Богородицы. Возникли деревянные и каменные кельи. Но попытка возрождения не удалась. Монастырь захирел, так и не обретя былого значения. После революции его ликвидировали, конфисковав имущество, а на монастырской территории устроили совхоз.
Сейчас от обители остались главный корпус с домовой церковью, некоторые здания и часть ограды.

Яндекс.Метрика