Главная / Энциклопедия / Бесов Нос

БЕСОВ НОС

Заметка В.Опарина из Комсомольской правды 1970-х годов.

 

Однажды вместе с львом Дмитриевичем Прониным, руководившим в то время районным отделением ВООПИК, в солнечный июльский день мы совершили пеший поход по Пудожскому району – от деревни Каршево до покинутого всеми местечка Бесово Устье, Возле которого находились знаменитые петроглифы. Дорога шла вдоль тихой уютныой речушке, носившей, однако, грозное название – Чёрная Река. Рассказы местных жителей, в речке водились щуки, а в устье заходил крупный судак.
Эмалированное ведро, до краев наполненное здоровенными толстобокими окунями. Прикрыв ведро зелёным лопухом, хозяин с гордостью заметил: 
-И часу не прошло на утренней зорьке, как ведро полным – полно. 
Богато рыбой славное озеро Онего. Три – четыре тысячи лет тому назад оно было не беднее. Иначе не появилось бы на Гладких красноватых скалах изображение огромного сома. Учёные считают, что некогда сом был одним из божеств, почитавшихся местными племенами, жившими в каменном веке. Рыба была тогда основой Существования первобытного человека. Летом рыба добывалась в изобилии. Её можно было запости впрок, на долгую голодную зиму – рыбу сушили и квасили в ямах. До тех пор, пока не изобрели лук, другие орудия и ловушки, охота была делом рискованным и не постоянным. Главными средствами производства оставались ещё костяной крючок и гарпун. Поэтому изображения на скалах Бесова носа сома, а рядом с ним выдры – рыбоеда – многозначительные символы той нелёгкой для человека эпохи. 

 

В драматичной борьбе за жизнь среди опасностей, голода, болезни, страха человек напрягал все свои физические и умственные силы. И совершал замечательные для своей эпохи открытия. Лук и стрелы, капканы, изобретенные безвестными прометеями древности, Значительно способствовали выживания и развития древних племён севера. Капканы позволили успешно добывать крупных водоплавающих птиц, а также некоторых четвероногих обитатели леса. Сейчас нам, по-видимому, трудно представить в полной мере, каким благодеянием для человека древности явился и примитивнейший капкан.Эти капканы, разнообразные по величине и по форме, изображены на "Охотничей скале" – шестом мысе Пери Носа, что красноречиво свидетельствует о превращении человека из рыболова в охотника. Сюжеты здесь – только охотничьи, ни одной даже захудалой рыбки не изобразил здесь художник древности. Уверенная поступь человеческого развития убедительно отражена в каменной книге, на красных скалах, омываемых онежской волной. 

Своеобразные двухрычажные капканы применялись в течение тысячелетий и дожили до наших дней. Известный учёный и писатель а. М. Линевский не только первым успешно расшифровал изображение капканов, но и убедительно подкрепил свою гипотезу этнографическим материалом. Попросту говоря, отыскал именно такие двухрычажные капканы, как изображённые на онежских скалах. 
Но на "Охотничьей скале" мы с Львом Дмитриевичем увидели изображение и других загадочных орудий. При беглом взгляде на них у меня промелькнуло ощущение чего-то знакомого, где-то виденного. Но сильные впечатления от первой встречи с Бесовым Носом, удивительная красота окрестных мест отвлекли меня, и все это вскоре позабылось. 

 

С той поры прошло несколько лет. Однажды я вспомнил, где видел нечто подобное тому предмету, что запечатлен на "Охотничьей скале" Пери Носа. 
Вот как описывает его Ю. А. Саватеев в интересной и содержательный книге "Рисунки на скалах": "За композицией нетрудно заметить два очень похожих, тоже контурных лося и непонятную фигуру виде эллипса с линией, загнутой на конце и с отростком сбоку (магическое весло по К.Д.Лаушкину, колоссальная птица, персонаж охотничьего эпоса по А.М.Линевскому)".

 

На скалах Пери Носа этот таинственный предмет имеет треугольное утолщение на конце. Боковой "отросток" снабжен изображением лосиной головы. Эллипс превратился в круг.
Сразу же следует отметить одну особенность. Этот предмет встречается исключительно в охотничьих сценах, а более конкретно – в непосредственной близости от лосей. Несмотря на некоторые отличия, он непременно имеет боковой отросток и утолщение на конце.
Этот таинственный предмет изображен и на каменный глыбе, размещенной во втором выставочном зале Эрмитажа. У него такая особенность: на конце его не эллипс, не круг, а бесформенный замкнутый контур. Учёные сочли его за стрелку, которой древний человек указывал стороны света. С этим трудно согласиться, так как понятие "стороны света" появилась вслед за изобретением компаса.
Вот что вспомнилась мне в связи с рассказанным. Как ты ещё побывал я в гостях у родственников-вятичей в дремучей лесной глухомани Кировской области. Деревушка, где они жили, была маленькой. Но быт моих родичей Произвёл на меня глубокое впечатление. Могучие избы со светелка ми, гигантские хозяйственные постройки, куда въезжали с возами сена. Бани-землянки, устроенные в обрыве над речкой, где достигалась неимоверная жара, когда на каменку брызгали домашним пивом. За речкой на много километров тянулись удивительные черемуховые леса со множеством соловьев. Каждая семья имела свой сад, в котором в резных ульях гудели пчёлы. В пруду водились золотисто – красные лини. Мы, мальчишки, черпали их решетом, приколоченным к палке, посыпая на него хлебные крошки. За полями чернили медвежьи ельники. Дед Антип угощал мальчишек мёдом. Однажды мы забрались к нему на поветь, И там я увидел шесть серий ременной петлей на конце. Сделан он был из целого деревца, корни обрезаны не полностью, так что получалось утолщение. В шест была вставлена поперечная ручка, как на косе. 
– Это что за штука? – Спросил я.
– А это, брат, петля – закрутка, – сказал дед Антип и весело пропел: – Закрут – самокрут, кого надо закрути, кого не надо Раскрути. Это брат, для охоты на лося. Лось – он не только силён, а и хитёр. Ранят его тяжело, видит, что не уйти, он ложится и прикидывается мёртвым. Ну, охотник успокоится, ножик достанет, чтобы свежевать лося. А тут он вскакивает и бьет зазевавшегося охотника насмерть копытами и рогами. Вот вырастешь, пойдёшь на охоту – не забывай правила деда Антипова: коли убитого лося уши чуть назад отведены, значит, живой он, только притворяется, к нему подходить опасно. Для того в лес в эту петлю и берут. Накидывают её на лосиную шею, а рожно подмышкой держат, чтобы лось на человека не кинулся.

 

– А ещё, – продолжал дед, коли наст крепок, то с этой штукой на лося можно охотиться и без ружья. Полностью он быстро из мучиться. Охотник его настигает, петлю накидывает, рожно – то ручкой закручивает. Петля скручивается да лося и душит. 
Дед анти сунул шест под левую руку, а правой закрутил все приспособления с ловкостью, изобличающей опыт. 
Тут я заревел, потому что жалко стало мне лося, которого таким вот способом убивают. На том Дедова лекция кончилась.
Детская память постаралась вытолкнуть этот неприятный для меня эпизод, но пришло время – и всё это вспомнилось. 
Аналогичное приспособление в настоящее время сохранилось в Монголии – длинный гибкий шест с утолщением на конце и ременной петлей, так называемый монгольский аркан. Держа его подмышкой, пастух скачет вслед за конем из табуна, поравнявшись с ним, накидывает петлю на шею и останавливает. Утолщение необходимо, чтобы шест не выскальзывал из под руки. Вдвойне оно необходимо при охоте, стараясь сдержать зверя, охотник всем телом откидывается назад, как это можно видеть на беломорских петроглифах. 
Значит, можно предположить, что таинственный предмет на скалах Пери носа – ничто иное как деревянный ременной охотничий аркан с поперечной вставкой для закручивания петли.
Зачастую охотничьи арканы, запечатленные здесь, снабжены вставками с изображением лосины головы. В связи с этим возникает ещё одно интересное предположение. В одной из могил древнего Оленеостровского погребения был найден непонятный предмет, сделанный из лосиного рога. Это подобие Булавы с заострённым концом, другой оканчивается резным изображением Лосиной головы. В длину он около сорока сантиметров. Возможно, это и есть тот самый отросток, который вставляется в отверстие, просверленные в дереве охотничьего аркана. Если бы это удалось доказать, то можно было бы хронологически связать изображение из Пери Носа и Оленеостровское погребение. 
Не исключено, что булава с лосиной головой из Оленеостровского погребения была знаком особого положения охотника на лосей в обществе. В самом деле, лось – могучее и опасное животное. Победить его с помощью копья с каменным наконечником – задача, для одного человека непосильная. Охота на лосей велась коллективно, в основном летом, когда животных загоняли в Воду озера, где они становились беспомощными. Но добычу нельзя было законсервировать для использования в течение длительного времени, в тёплое время излишки мяса быстро портились.
Аркан – удавка – хитроумное изобретение каменного века – позволял вести охоту на лося в зимнее время (естественно по насту) вдвоём или даже в одиночку – неслыханная ранее дела. Если же охота велась коллективно – добывалось много лосей сразу, мясо замораживалось и могло долго храниться. Трудно приуменьшить значение этого изобретения для обитателей древнего Обонежья. Это орудие вполне заслуживает быть увековеченным на священной "Скале охоты".
В заключение хочется привести проницательная суждение Ю. А. Савватеева: "На скалах не могли бы появиться многочисленные сцены охоты, звери и птицы, орудия труда, если бы не было соответствующих копий в натуре".
В.Опарин

Бесов нос, мыс, Онежское озеро, скалы Карелии, закат
Мыс Бесов Нос
ладья волк, петроглифы, бесов нос, карелия, онежские петроглифы
Яндекс.Метрика